Осиновский: наша цель – построить общество без проигравших

jevgeni ossinovski

Председатель Социал-демократической партии Евгений Осиновский искренне и твердо верит в принципы социал-демократии, однако фанатиком себя не считает и последовательно выступает против проявлений радикализма в политике и обществе.

 

Автор: Анна Сергеева

 

— Если бы вы были президентом и под Новый год выступали с обращением к народу, могли бы вы начать так, как шутили социальные сети: «Это был тяжелый год»?

— Понятно, что в каждом году есть свои позитивные и негативные моменты, но если посмотреть на развитие эстонского общества, то 2018 год был для нас, я думаю, достаточно позитивным в контексте развития общества, роста экономики, доходов населения. И в общем мы видим, что у нашей страны, у нашего народа дела никогда не шли так хорошо, как идут сейчас. Понятно, что хотелось бы еще большего, быстрее достичь уровня Скандинавии, но тенденция выглядит позитивно.

Негативным осадком с прошлого года остался рост радикализма в обществе. Этот процесс начался в 2015 году с приходом в парламент правых радикалов. И, конечно, с приближением выборов эта риторика – а теперь, после случая с нападением на депутата Европарламента на митинге EKRE, не только риторика – ужесточается. Мы видим, к чему приводит эта тенденция. Если в Эстонии начинать искать «правильных» или «менее правильных» людей, делить народ на тех, кто «подходит» или «не подходит» правящим политикам, то, я думаю, результат будет таким же, каким он всегда и был в истории других стран. Мы считаем своей обязанностью защищать права и свободы каждого человека.

 

Один из политиков назвал вас «пламенным социал-демократом», который действительно хочет, чтобы социал-демократические идеи были воплощены в жизнь. И еще он назвал вас «до некоторой степени фанатиком». Это так?

— Нет. Я однозначно не фанатик. В политике, особенно демократической, обязательной частью процесса является компромисс. И чтобы чего-то добиться, нужно всегда искать возможности сотрудничества с другими политическими силами. Поскольку правительства в Эстонии всегда коалиционные, то необходимо искать компромиссы по многим вопросам.

Но при этом важен ценностный фундамент: я действительно верю в те вещи, за которые борюсь, в ценности, которые отстаиваю, и выполняю свою работу исходя из этой веры. Скорее, я максималист – если берусь за что-то, то стараюсь делать это настолько хорошо, насколько возможно.

 

— Какие позитивные сдвиги в жизни общества можно поставить в заслугу вашей партии?

— Основным приоритетом социал-демократов в последний период, начиная с 2014 года, в трех разных правительствах однозначно оставались дети. Мы вошли в правительство, когда абсолютная детская бедность достигала около 10%. То есть каждый десятый ребенок Эстонии жил в абсолютной бедности. Мы сказали, что это ненормально, ситуацию нужно менять. Если мы хотим построить более сплоченное общество, где у каждого человека были бы равные возможности для самореализации, то нужно начинать с детей, со следующего поколения.

И за последние годы мы действительно достигли чрезвычайного успеха – без преувеличения. Если в 2014 году десятая часть детей проживала в абсолютной бедности, то спустя всего четыре года это число сократилось в три раза. Абсолютная детская бедность сегодня составляет лишь 3%, и основная причина тому – повышение детских пособий. Мы обещали утроить их, и с этого года пособие на первого и второго ребенка составляет 60 евро ежемесячно – вместо 19 евро в 2014 году. Плюс дополнительное пособие тем семьям, в которых растет более трех детей: такие семьи получают ежемесячное пособие в 520 евро.

Конечно, это серьезное изменение в семейной политике. В свое время премьер-министр Андрус Ансип назвал его «швырянием денег из самолета». А сегодня результаты показывают, что наша семейная политика реально работает. С ней связаны и дополнительные инвестиции в образование. Когда я в 2014 году стал министром образования, минимальная зарплата школьного учителя составлял 800 евро в месяц, сегодня она 1250, а средняя зарплата 1500. Это более чем 50-процентный рост средней зарплаты учителей.

В общем, если посмотреть нашу предвыборную программу четырехлетней давности, то можно сказать, что почти по всем сферам данные нами предвыборные обещания выполнены. Если взять цель снижения неравенства и предоставления всем равных возможностей в обществе, то мы видим, что неравенства в эстонском обществе стало меньше: в 2013 году по показателям разницы доходов мы были чуть ли не на первом месте в Евросоюзе, то за последние годы этот показатель сокращается достаточно быстро, мы уже вышли на средний уровень по Евросоюзу. Но, конечно, многое еще предстоит сделать, и после выборов мы намерены продолжить повышение как детских пособий, так и зарплат педагогов.

 

— В связи с уходом с министерского поста вы говорили, что в особом внимании нуждаются приоритеты партии. Каковы они и основные предвыборные усилия?

— Как председатель партии, в последние несколько месяцев я был сосредоточен на подготовке нашей команды к следующим выборам, на составлении программы и предвыборных списков кандидатов.

Основная цель нашей новой предвыборной программы – строительство общества без проигравших, где у каждого человека есть право быть самим собой и где благодаря нашим общим усилиям все станут жить лучше. Мы выступаем за отмену платы за место в детских садах, поскольку считаем, что ни один ребенок не должен лишиться дошкольного образования из-за того, что у его родителей нет достаточного количества средств. Мы также убеждены, что каждый пенсионер имеет право на достойную старость, а потому место в доме попечения при необходимости должно быть доступно за среднюю пенсию.

 

— Намерены ли социал-демократы наконец решить проблему «серых паспортов»?

— Да, мы занимаемся этой темой уже много лет, и в 2016 году в силу вступили инициированные нами поправки к Закону о гражданстве, которые дали возможность выдавать эстонские паспорта детям неграждан без каких-либо дополнительных требований. Благодаря этому выдача «серых паспортов» детям фактически прекратилась.

Теперь мы намерены сделать следующий шаг и начать предоставлять эстонское гражданство без экзаменов всем рожденным на территории Эстонии детям, родители которых являются иностранными – например, российскими – гражданами и имеют вид на жительство в Эстонии. Наша логика проста: все дети, которые рождаются, растут и получают образование в Эстонии – наши дети, и совершенно бессмысленно выставлять им дополнительные требования для получения гражданства государства, которое они по праву считают своей родиной.

 

— В конце декабря в парламенте побывали ученики одной из таллиннских школ. Вы тогда написали у себя в Фейсбуке, что, судя по их вопросам, они понимают в политике куда лучше, чем иной парламентарий. Какие вопросы они задавали, почему это выглядит так компетентно?

— Встречаясь со школьниками, я вижу, что молодое поколение в Эстонии очень хорошо образовано. Вопреки распространенному мнению, они очень заинтересованы в общественных, политических процессах и знают об этом достаточно много. Дети задавали вопросы, которые свидетельствовали о достаточно глубоком политическом анализе – а здесь, в парламенте, не всегда такое встретишь, увы. Поэтому я думаю, что для подрастающего поколения открытость общества, открытость границ в Евросоюзе являются столь естественными, что те события, которые мы наблюдаем сегодня в процессе радикализации общества, для них совершенно неприемлемы.

Они опасаются изменений, которые могут произойти в обществе, и понятно, что эти изменения ни в коем случае не в их интересах.

Я думаю, в Эстонии молодые тоже все больше и больше понимают, что от их голоса зависит очень многое. Выйдут они 3 марта на выборы или снова позволят старшему поколению сделать выбор за них?

 

— В своей социальной роли вы – демократ? Строгий отец и муж или вполне демократичный?

— Стараюсь быть демократом. И что касается гендерного равноправия, то мы с женой стараемся на практике воплощать в жизнь те идеалы, которые отстаиваем. Конечно, это бывает непросто в конкретных ситуациях. Но в отличие от многих своих друзей, я всегда сам отвожу своего сына в детский сад и забираю его оттуда.

Мы с женой всегда обсуждаем свои еженедельные графики и пытаемся найти возможности для каждого из нас заниматься своей работой. Так что пытаемся максимально воплощать в жизнь демократические принципы.