Анастасия Коваленко: профессия «эстонец» — высшая ступень карьерной лестницы?

Именно под таким названием Социал-демократическая партия проводила открытую дискуссию в Нарве. Политики вместе с экспертами и простыми горожанами обсуждали, равные ли возможности на рынке труда у эстонцев и русских, или все-таки «стеклянный потолок» существует. Мнения звучали разные, но все так или иначе все равно сводилось к знанию языка. Получается, что профессия «эстонец», действительно, высшая ступень карьерной лестницы?

То, что на нашем рынке труда царит сегрегация, это факт. Лишь 6% русскоязычных занимают руководящие должности, в то время как лишь 7% эстонцев являются простыми рабочими. В министерствах и других государственных ведомствах число русскоязычных из года в год не превышает 2-3%. Я полагаю, что именно с публичного сектора и нужно разбивать «стеклянный потолок».

Кадровая политика должна быть сбалансированной, языковая политика — гибкой

Конечно, сотрудники отдела кадровой политики утверждают, что в министерства и другие госучреждения заявок на работу от русскоязычных практически не поступает. Да, но почему? Я не раз слышала от людей: «туда ведь принимают только эстонцев!»

Чтобы в публичном секторе работало бы больше русскоязычных, работодатели должны распространять информацию о вакансиях по тем каналам, которыми пользуются люди, говорящие на русском. Скептики сразу возразят: если русский владеет эстонским, значит, следит за эстонскими СМИ и вполне в состоянии найти информацию о работе, было бы желание! Отнюдь. Во-первых, к примеру, я владею французским языком, но я не читаю ежедневно «Фигаро» и «Ле Монд». К тому же, речь же идет об элементарной коммуникации: распространение информации о работе по русскоязычным информационным каналам станет четким сигналом для русских, что их там ждут.

Кроме того, среди работодателей распространен стереотип, что даже у хорошо владеющих эстонским русских будут возникать языковые проблемы, поэтому проще взять эстонца. Мне кажется, это как раз то место, где государство могло бы вмешаться. Почему бы не гарантировать всем принятым на работу в госсектор русским бесплатные интенсивные курсы эстонского для «продвинутых»? Это облегчило бы жизнь и работодателю, а так же придало бы уверенность и русскоязычным кандидатам – главное, какой ты специалист в своей сфере, а с окончаниями в родительном падеже разберемся по ходу дела!

Если продолжать тему изучения языка, то, мне кажется, что наша языковая политика в целом нуждается в пересмотре. У нынешней системы языкового обучения лишь одна цель – сдать экзамен на B1, B2, C1, что затем так усердно проверяет Языковая инспекция…  Вместо того, чтобы гнаться за баллами, гораздо эффективнее будет предоставить людям больше возможностей изучения такого языка (профессиональный, письменный или, наоборот, устный), который реально потребуется им на работе.

Нужно отказаться от разыгрывания «русской карты»

Увы, но свой клин между двумя общинами, в том числе и на рынке труда, постоянно вбивают и многие партии в погоне за популярностью. Вспомним хотя бы недавние призывы консерваторов усилить контроль для русскоязычных, поступающих на госслужбу. Или же предложение нескольких фракций увеличить штрафы за нарушение языковых требований в 10 раз. Все это далеко не мотивирует русскоязычных подавать свои заявки в госсектор или на более высокие должности, а наоборот, лишь укрепляет веру в то, что есть «чисто эстонские места», на которые их не ждут.

Я считаю, что политикам давно пора отказаться от разыгрывания «русской карты» и относиться к своим высказываниям более ответственно. Ведь залог успеха Эстонии – в сплоченном обществе, в котором важен каждый.