Катри Райк: «гражданство» должно стать одним из ключевых слов в следующем коалиционном договоре

В период предвыборной кампании очень много общаюсь с русскоязычными жителями. Нередко встречаюсь глазами с грустным взглядом – «Паспорт у меня неправильный, не могу голосовать». Эти люди – наши люди: пожилые женщины и мужчины, также пенсионеры. Поговорив со мной чуть больше, они добавляют, что у них нет другого дома, кроме Эстонии.

Сегодня в Эстонии насчитывается почти 78000 неграждан, из которых 37780 живут в Таллинне и 20808 – в Ида-Вирумаа. Почти половина серопаспортников живут здесь постоянно с момента восстановления независимости, то есть 28 лет. Да, многие недостаточно владеют эстонским. Будем откровенны, лишь к концу 90-х в русских школах стал нормально преподаваться эстонский язык, а бесплатные курсы на предприятиях были такой редкостью, что этому посвящались отдельные статьи в газетах. Почему не было бесплатных курсов объяснимо – жизнь была более бедная, проблемы были другие. Понимаю я и то, почему многие русскоязычные люди среднего и пожилого возраста не выучили язык – в повседневной жизни они вполне обходились без эстонского.

Конечно, я убеждена, что знание государственного языка должно быть самим собой разумеющимся, и вместе с нынешним молодым поколением мы придем к этому. Уровень владения эстонским среди молодежи улучшается, а если говорить о русскоязычных в целом, то лишь 10% утверждают, что вообще не владеют эстонским.

Приведу еще немного статистических данных. Согласно интеграционному мониторингу за 2017 год, 40 процентам местных русских свойственна ярко выраженная гражданская идентичность. Более половины неграждан хотели бы получить эстонский паспорт. Также большая часть серопаспортников высоко ценят эстонское государство.

Что мы, политики, у которых есть полномочия принимать решения, можем сделать? Во-первых, не забывать про тему гражданства. Во-вторых, искать решение проблемы и после выборов. Есть политики, которые утверждают, что за 10 лет число неграждан сократилось на 35 000, и при таком темпе через 20 лет их вообще не останется. Только многих серопаспортников к тому время с нами уже, к сожалению, не будет. Другие утверждают, что решение вопроса в ускоренном порядке заденет интересы тех людей, кто для получения гражданства сдал экзамен. Я согласна и ценю старания этих людей, но мы должны смотреть на ситуацию в более широком контексте.

У нас есть несколько реалистичных решений. Во-первых, нужно значительно увеличить число бесплатных курсов эстонского и учитывать при этом качество преподавания, а также то, что люди будут посещать курсы. Уверена, что с этим согласятся и более консервативные политики.

Также я все же не могу так просто убрать со стола предложение о том, чтобы при определенных условиях гражданство могли бы получить все те, кто изъявит о том желание в течение конкретного периода. Речь идет о людях, которые уже здесь живут, платят налоги, вносят свой вклад в развитие своего региона и экономики. Например, в качестве условия могло бы быть то, что человек одновременно пойдет на курсы. Подчеркну, гражданство – это не подарок, большое значение имеет желание самого человека.

Важно, чтобы конструктивная дискуссия продолжилась после выборов, а затем последовали конкретные шаги. «Гражданство» должно стать одним из ключевых слов в следующем коалиционном договоре. Баллотируясь в Ида-Вирумаа, я в этом убеждена.