Евгений Осиновский на Съезде СДП: важен каждый!

jevgeni ossinovski

Дорогие социал-демократы! Дорогой народ Эстонии!

Два дня назад я ходил в аптеку за лекарством от кашля для своего ребенка и ко мне подошла одна дама: «Я хотела бы просто сказать вам «спасибо!». «Как здорово, – подумал я, – видимо, это одна из тех немногих, кто поддерживает миграционное соглашение». Она же продолжила: «Я думала, что рецептурное лекарство обойдется мне в 50 евро, как и обычно, но благодаря Вашей реформе заплатила в два раза меньше. Уже и сыну сказала, что у Деда Мороза, наверно, нет такого «Лего», о котором он написал в письме. Теперь смогу его обрадовать!»

Я поблагодарил ее и пожелал ее семье хороших праздников. По дороге домой представил себе, как ее сын с трепетом открывает коробку со своим рождественским подарком, зная, что желанного «Лего» там наверняка не окажется, но в глубине души надеясь, что вдруг все же… и тут он видит упаковку с этим желтым пикапом и взвизгивает от радости. Я вспомнил, как мой четырехлетний сын Артур каждое утро радостно ждет момента, когда он сможет засунуть руку в сапожок. Как же мало нам, людям, нужно, чтобы почувствовать себя счастливыми!

И тогда я вспомнил о своих рабочих буднях, об этом беспокойстве, о котором мы читаем и слышим в общественном пространстве. Как часто мы слышали за последний месяц метафоры, берущие свои корни из военного дела – сражение, борьба, фронт. Как много мы видели столь чуждого нашей культуре способа ведения дискуссии, вплоть до средневековых виселиц. И вместе с этим – как много агрессии, страха, негодования и боли.

И, шагая по темной улице, я вспомнил одно из сильнейших стихотворений Алликсаара:

«Быстро! Быстро! Быстро!

Куда же бежишь ты, беспокойный народ?

Черт знает, потом увидим, сейчас не время обсуждать!»

 

Друзья! Время обсуждать. Более того, мы даже обязаны обсуждать.

Я не буду оригинальным, если скажу, что нынешние поколения считают мир настолько самим собой разумеющимся, поскольку они никогда не видели войны.

Мой прадед Якоб Киви родился в 1912-ом году в Турбунеэме, в окрестностях Локса. Моя бабушка, дочь Якоба, родилась в октябре 1939-го, когда до оккупации Эстонии осталось чуть более полугода. Уже во время войны, в 1943-ем году, у Якоба родилась вторая дочь. Они переехали в Азери, где провел детство и я сам. Почти сразу после этого жена Якоба умерла, и наступил 1944-ый год.

Якоб бежал из Азери, чтобы избежать мобилизации. Решил спрятаться до тех пор, пока не закончатся сражения. Годовалая и четырехлетняя дочери остались со своей слепой бабушкой Идой. Якоб же бежал в Турбунеэме, оттуда – дальше в Финляндию, а затем, работая на лесозаготовках, продвигался дальше на север, пока наконец не оказался в Швеции, где и скончался в 2000-ом году. Вот так кратковременный уход окончился 50-летним нахождением вдали от своих детей. Они росли без матери и без отца. Когда Якоб приехал в гости во вновь независимую Эстонию, Азери страдал от безработицы и бедности. Поносили государство, которое продало самого большого работодателя – завод по производству керамики, что привело к его закрытию. И тогда он сказал: «Это вы переживете. Самое главное, чтобы не было войны.»

Это напоминание, оставленное нам поколением, которое в большинстве своем уже покинуло этот мир, уже забывается нами (и остальными европейцами). Как же объяснить иначе, что на демократическом митинге в 2018-ом году человек, придерживающийся других политических взглядов, говорит Эйки Нестору: «Когда мы придем к власти, то отправим тебя первым же вагоном в Сибирь». Мир нужно хранить. И это – наша общая ответственность. Мир – это не только отсутствие войны, но и общее понимание того, что у каждой эпохи и в каждом обществе есть проблемы, требующие решений. Есть люди, нуждающиеся в поддержке. Всегда есть несправедливость. Всегда хочется, чтобы было лучше.

Демократии всегда сопутствуют разные мнения. Как в плане того, какая проблема самая большая, так и в плане решений. Но решения необходимо искать так, чтобы наш общий дом не разрушился. Конституция Эстонии определяет, что Эстонское государство было создано для того, чтобы быть «оплотом внутреннего и внешнего мира».

Эстония многого достигла за 27 лет. Во многих отраслях мы можем гордиться своими успехами. По сравнению с нашими коллегами по судьбе, нам нечего стыдиться. Но, разумеется, есть вещи, которые пошли не так, и места, где успех был достигнут с трудом. Имущественное неравенство велико и скорее растет, обеднение окраин продолжается, а многие люди не нашли достойного применения своим умениям. Не все смогли почувствовать успех Эстонии на себе в равной степени.

Спросим же у самих себя, действительно ли причиной этого является то, что правительство до сих пор желало нам зла, как заявляют некоторые злоязыкие политики, или же достижение скандинавского уровня благополучия требует больше времени, чем было у восстановившей независимость Эстонии?

Быть может, будучи опьяненными личной свободой, мы слишком часто смотрели на общество сквозь призму конкуренции, где в живых остается сильнейший, а если кто-то поскальзывается, то это – естественный отбор; мы считали развитие общества игрой с нулевой суммой, где победа одного – автоматически поражение другого.

В политике мы слышим, например, что если одна или другая реформа в интересах работников, то она должна автоматически быть вредной для работодателей. И наоборот. Но работник и работодатель – это же не противники, а партнеры, движущиеся к общей цели.

Я не считаю, что общество – это плод игры с нулевой суммой. В обществе, где победа одного приводит к поражению другого, растет подавленность и разочарованность. Эстония должна быть обществом без проигравших, где разные люди и разные интересы существуют бок о бок, а наши различия дополняют друг друга так, что все мы идем вперед.

Именно это и есть ядро социал-демократического мировоззрения – с одной стороны, свобода каждого человека быть самим собой, а с другой стороны – наше общее усилие для обеспечения равных возможностей каждому из нас, чтобы дела пошли лучше у всех.

Недавно один журналист написал, что социал-демократы стали либеральной партией. Не стали. Мы всегда были партией, которая ценит и хранит свободу. Это своеобразная метка нашей эпохи – слово «либерал», происходящее от латинского liber («свободный»), для некоторых стало оскорбительным.

Защищать свободное общество, право каждого человека на свободу – это не постыдный труд, а дело чести. Социал-демократы делали это до сих пор и продолжат делать это. С радостью и со страстью.

И если одна политическая сила опускается все ниже, разделяя людей на правильных и неправильных, то мы никогда не ответим тем же самым. Я готов защищать право каждого жителя Эстонии на безопасную и достойную жизнь в Эстонской Республике даже в том случае, если этот человек придерживается взглядов, отличных от моих собственных. Несмотря на то, насколько велик разрыв между нашими мировоззрениями. Здесь наш общий дом. А дома все люди – свои.

В этом и заключается различие между демократичным политиком и автократом. Как демократ, я уважаю различные мнения и не считаю кого-либо менее достойным человеком, если он со мной не согласен. Автократ же угрожает отправить в Сибирь.

Необходимо помнить, что в демократии кто-то всегда в меньшинстве. Если 51% людей получает желанное, то 49% не получает. Нельзя позволять, чтобы для 49% это выглядело как страшная потеря. Очень точно выразился один американец: «Демократия должна быть чем-то большим, чем голосование двух волков и одной овцы насчет того, чью шкуру содрать на обед.»

Либеральной демократии нет альтернативы ни в Эстонии, ни где-либо еще. Вернее, альтернатива есть, но именно такая, которую описал президент Леннарт Мери: «Альтернатива – это временное опьянение дисциплиной и простыми обещаниями, и похмельное пробуждение в лучшем случае с теми же, а вероятнее всего – с еще более страшными проблемами.»

Свобода – это фундамент. Основание, на котором стоит демократическая политика и, опираясь на которое, мы можем рассуждать о том, как разрешить настоящие проблемы наших людей.

Но сегодня я не могу не поговорить о свободе и в другом ее ключе, в значении нашей государственной независимости. О внешней политике, которая в последний месяц, вопреки обыкновению, находилась в фокусе внутриполитической дискуссии. Я уверен, что в спокойное время не накладывающий обязательств документ ООН не привлек бы никакого внимания. Сегодня же в Европе неспокойные времена, а у нас приближаются выборы. И в этой ситуации рука стала подрагивать не только у Каи Каллас, но и у куда более опытных политиков. У некоторых дрожит и по сей день.

Главный редактор Eesti Ekspress Эрик Моора недавно написал, что Евгений Осиновский – как трамвай, который обычно разумно и свободно едет по рельсам, но в какой-то миг внезапно спрыгивает с них, делает крюк и снова возвращается на рельсы. Он имел в виду требование отстранить от должности министра юстиции Урмаса Рейнсалу. Я должен огорчить Эрика, ведь этим трамваем был не Осиновский, а наша правительственная делегация, которая, будучи возмущенной звучавшей на заседании правительстве демагогией, достигла этого тактического предложения. Но еще более важно понимать, что если ничего не было бы сделано, то наш внешнеполитический трамвай, за который социал-демократы отвечают в правительстве, уехал бы в яму, на дне которой трепыхаются Польша и Венгрия. Этого мы допустить не могли. Конечно, позже мы с Эйки Нестором нашли более умный способ заделать яму и снова положить рельсы на верный путь.

Будем честны, как общество мы не были готовы к этой дискуссии. Мы должны признать, что министерство иностранных дел недооценило эмоциональной составляющей этой темы. Мы должны признать, что как многие лидеры общественного внешнеполитического мнения, так и пресса не были на высоте. К примеру, общество можно было успокоить простым новостным сюжетом о том, что в Эстонии нет ни одной партии, которая поддерживала бы массовую иммиграцию. Ни одной. Таких дебатов в эстонской политике не существует.

Конечно же, и противники миграционного соглашения никак не поспособствовали принятию обществом сбалансированной точки зрения. Вместо аргументированной дискуссии не накладывающий юридических обязательств документ был представлен как бумага, которая угрожает существованию всего народа.

Весь этот процесс в любом случае стал важным и ценным уроком для нашего общества. Сложные и эмоциональные вопросы необходимо уметь обсуждать. Этому нам еще предстоит научиться.

По существу же, все совершенно ясно. Интересы Эстонии лучше всего защищены в мире, ориентированном на сотрудничестве и базирующемся на международном праве. Лишь при мировом порядке, основанном на правилах, большие уважают выбор малых. Именно в таком мире мы сможем укрепить эстонскую независимость. Обеспечить, что в критический момент Эстония больше не останется одна.

Звучит почти банально, но я должен подчеркнуть это. Чтобы участвовать в решении глобальных вопросов, необходимо сотрудничать с другими странами. В одиночку это невозможно. И было бы иллюзией считать, что если мы закроем глаза при приближении проблем, то они обойдут нас стороной, миновав как дурной сон.

Дональд Трамп может выйти из всемирного соглашения по климату, но если он хочет избежать затопления половины штата Флорида, то США необходимо вместе со всем остальным миром прилагать усилия для уменьшения выбросов парниковых газов.

Эстонские профессиональные дипломаты работают отлично. В результате необыкновенной работы этих женщин и мужчин международная позиция и имидж Эстонии – наивысшие за всю историю. В прошлом году мы смогли успешно руководить всем Европейским Союзом, мы сумели наилучшим возможным образом укрепить безопасность Эстонии и упрочить свою репутацию успешного западного государства. Доверимся же тем людям, которые смогли сделать для нас столько хорошего. Эстонская дипломатия – наша лучшая политика безопасности.

Ни один человек не считает себя экспертом во всех областях. Мы не считаем, что можем решать, например, каким образом лучше всего потушить пожар. Так ведь не бывает, что вызываем пожарных, выхватываем у них шланг и говорим: отдохните, мужики, я сам знаю лучше, как тушить. Нет же, мы доверяем профессионалам, которые обучены этому делу и у которых есть необходимый опыт.

Да, было бы здорово, если бы внешняя политика со всеми ее хитросплетениями была бы легко разъясняемой. Парой предложений, чтобы все сразу все поняли. Было бы здорово, но это невозможно.

И снова я должен процитировать Леннарта Мери, который необыкновенно хорошо обобщил многослойность международного сотрудничества и его важность для Эстонии. Нам необходимо:

«… обозначить местонахождение государства во времени и пространстве, как в открытом море делается на мостике корабля. Открытое море, которое несет Эстонскую Республику, называют международным доверием. Если корабль государства цел, то он разрезает волны и движется к нашей общей цели. Если же он поврежден, если международное доверие не выносит Эстонской Республики, то наша общая цель не будет достигнута. Следовательно, мы должны знать карту, уметь пользоваться хронометром и компасом, знать прогноз погоды, попутные и встречные ветра, течения и опасные рифы, мощность и скорость своего судна, а также этот немногословный международный язык, на котором с нами говорят идущие навстречу нам или же движущиеся подрезающим курсом корабли других государств. И прежде всего, как эстонский народ, так и другие народы должны знать, что на нашем корабле работа идет 24 часа в сутки и 7 дней в неделю, а в конце недели никто не уходит в пивную. Лишь на таких условиях Эстонская Республика может опираться на международное доверие.»

Президент Мери напоминает нам о том, что в случае Эстонии внутренняя политика – это всегда внешняя политика, а внешняя политика – это всегда внутренняя политика. Потому что Эстония больше, чем мы привыкли считать. Чтобы быть свободными здесь, на 45-ти тысячах квадратных километров, нам должны доверять и ценить в мире. Во имя этого работают наши дипломаты и политики, а также все те эстонские люди, которые несут Эстонию в остальной мир. Говоря в шутку, из всех мест в Эстонии вероятность встретить Стена Тамкиви и Кароли Хиндрикс, Кристьяна Ярви и Тыну Кальюсте, Евгения Кабанова и многих других ученых, музыкантов, предпринимателей выше всего… в Таллиннском аэропорту. Они летают в Сингапур и Сан-Франциско, в Лондон и Стокгольм, в Берлин и Абу-Даби, в Токио и Париж. Там они строят Эстонию. Они укрепляют свободу Эстонии.

Если свобода – это фундамент, то, будучи социал-демократами, мы строим на нем общество, которое вкладывается в обеспечение равных возможностей для каждого. Уменьшение неравенства – это наша мировоззренческая цель, но в более широком смысле это уже не просто социал-демократическое желание, а крайняя необходимость. Если мы хотим сохранить демократию, то большинство должно чувствовать, что это государство работает на их благо, что решения, принимаемые властями от лица людей, действительно отвечают интересам человека.

Исходя из этого принципа, в последние годы мы стремительно сократили детскую бедность и отдали предпочтение финансированию образования. Мы направили дополнительные средства на сокращение больничных очередей. Мы восстановили пособие на лечение зубов для взрослых, которое в этом году использовало более 200 тысяч человек. Дополнительная компенсация на рецептурные лекарства, которая выручила ту замечательную даму, сделает лекарства дешевле более чем для сотни тысяч людей. Я мог бы продолжать этот список еще долго.

Но, конечно, в следующее правительство нам необходимо идти с новой силой. Наша основательная предвыборная программа предлагает целостное видение того, куда мы намерены двигаться. Мы ожидаем содержательных дискуссий с другими партиями, чтобы после выборов найти максимально возможную общую часть, которая станет программой действий следующего правительства.

Я хотел бы представить Вам некоторые важные пункты, которые, по нашей оценке, необходимо воплотить в жизнь в следующем правительстве для закрепления долгосрочного успеха Эстонии.

Во-первых, дети были в фокусе нашей политики на протяжении долгого времени. Так будет продолжаться и дальше. Если мы хотим, чтобы следующее поколение жителей Эстонии жило лучше, чем нынешнее, то необходимо инвестировать в лучшее образование, здоровье и благополучие каждого ребенка.

Мы считаем важным продолжить рост детских пособий – это необходимо, чтобы предоставить семьям чувство уверенности. Чтобы ни один ребенок не остался не рожденным из-за того, что у семьи не было чувства экономической защищенности.

Мы считаем важным продолжить сокращение больничных очередей для всех жителей Эстонии. Разумеется, этого не случится как по щелчку, но в первую очередь мы гарантируем, что дети смогут попасть к врачу-специалисту за одну неделю.

Мы намерены основать для каждого ребенка его личный накопительный счет, «молодежный капитал», который позволит накопить на те времена, когда ребенок станет молодым взрослым и начнет самостоятельную жизнь. Чтобы ни один молодой человек из Йыхви, Выру или Кярдла не лишился бы возможности учиться в университете из-за того, что его семья не может оплатить ему жилье в Тарту или в Таллинне.

Образование – это лучшая инвестиция. Мы считаем, что наша замечательная образовательная система по-прежнему нуждается во внимании. Мы должны продолжить увеличение зарплат учителей в ускоренном темпе, чтобы молодежь шла учиться на педагогов и работать в школе. Чтобы перед нашими учениками стояли лучшие из лучших. За пять лет зарплата учителя выросла более, чем на 50%. На следующие четыре года мы ставим своей целью достичь минимальной зарплаты учителя в 2000 евро в месяц и продолжить поднятие зарплат учителей детских садов в том же темпе.

Говоря о детских садах, как же случилось, что в Эстонии бесплатное школьное и даже университетское образование, а детский сад, эта неотъемлемая и во многих смыслах важнейшая часть образовательной системы, является платным? Мы не считаем это ни верным, ни справедливым. Ни один ребенок не должен остаться без образования лишь из-за того, что у его родителей нет денег. Поэтому мы считаем, что детский сад в Эстонии должен быть бесплатным.

Во-вторых, лучшие условия жизни для пожилых людей. В стареющем обществе мы должны провести долгосрочную реформу услуг по уходу, в результате которой улучшатся как домашние, так и общественные услуги. В то же время важно дать каждому пожилому человеку чувство уверенности в том, что при необходимости он получит качественное место в доме попечения за свою пенсию.

Необходимо продолжить и снижение стоимости лекарств, и поэтому мы хотим снизить налог с оборота на лекарственные препараты до 5 процентов. Наконец, мы исправим упущение этого правительства и покончим с несправедливым налогообложением пенсионеров.

У социал-демократов впечатляющая экспертиза в регионально-политических вопросах, и опираясь на нее, мы создали амбициозный план по затормаживанию опустения сельской местности. Это ненормально, что в одной из самых маленьких стран Европы – один из самых больших разрывов между регионами. Мы будем инвестировать в лучшее сообщение, введем региональные пособия на инвестиции и зарплаты, а также поддержим семьи, которые желают построить жилье в деревне.

Как всегда, на все это говорят, что все это правильно и хорошо. Но ведь социал-демократы ничего не знают об экономике. Откуда возьмутся деньги для инвестиций в региональную и социальную политику, в сферу образования?

Наша проблема, дорогие друзья, не в том, что мы недостаточно разбираемся в экономике. Мы знаем об экономике слишком много. Мы верим в рыночную экономику и не считаем, что государство должно управлять экономикой в ручном режиме. Соглашусь с Робертом Киттом, который сказал, что эстонская Nokia в том, что у нас нет Nokia. Что мы не занимаемся приоритетным развитием какой-то конкретной отрасли экономики, а создаем необходимые условия для того, чтобы во всех сферах предприниматели могли трудиться более эффективно и развиваться на глобальном рынке.

Единственным истинным фундаментом нашей экономики является трудолюбие и ум наших людей. Мы должны и дальше повышать навыки работников и в большей мере вкладываться в науку и инновации. Инновации и связанные с ними бизнес-риски есть и останутся прежде всего ответственностью самого предпринимателя. Но важно, чтобы и государство выполняло поставленную им перед самим собой задачу по инвестированию средств в науку и развитие.

Финансирование науки, конечно же, не является лишь вопросом экономики. Это вопрос о качестве высшего образования и наукоемком обществе в целом. Поэтому следующее правительство должно довести инвестиции государственного сектора в сферу науки и развития до 1 процента от ВВП и держать их на этом уровне по примеру национального соглашения по расходам на оборону.

Весьма печально, что во всех коалиционных договорах эта цель декларировалась, но так и не была выполнена. Исходя из этого я предложил конкретный способ, как в конце концов это можно было бы сделать. Недостаточно декларации в предвыборной программе или упоминания в коалиционном соглашении. Денежное покрытие появится в ходе дискуссий по бюджетной стратегии весной следующего года. И председатели всех партий уже сегодня могли бы подтвердить своей подписью, что будущей весной мы не встанем из-за стола раньше, чем будет реально обеспечено деньгами постепенное достижение 1 процента.

К счастью, научное сообщество поддержало это предложение. И уже на следующей неделе при Президенте Республики пройдет подписание соответствующего соглашения. Правление социал-демократов первой из партий наделило меня полномочиями подтвердить: да, на следующих коалиционных переговорах финансирование науки будет темой, которую нужно решить.

Направлять экономику государство должно сдержанно, а вот налоговую политику формирует именно государство. Наслаждаясь сегодня стремительным экономическим ростом, государство должно быть в состоянии делать необходимые социальные инвестиции без повышения общей налоговой нагрузки, и именно об этом мы смело говорим в своей программе.

Налоговая программа социал-демократов в этот раз особенная по двум причинам. Во-первых, мы отказались от предложения ввести классический подоходный налог с предприятий. По той причине, что, на мой взгляд, это плохая идея. Сегодняшняя система является эффективной, обеспечивая прозрачность доходов. Это также важный аргумент для многих зарубежных инвесторов, который повышает привлекательность предпринимательской среды Эстонии.

Во-вторых, мы не добиваемся введения прогрессивного подоходного налога. Почему мы отказываемся от такого знакового социал-демократического предложения, спросите вы? Не потому, что социал-демократы отказались от желания сделать нашу налоговую систему более прогрессивной. Нет, мы по-прежнему считаем важным снижение налогового бремени людей с небольшим доходом, и просим более успешных вкладываться чуть больше. Да, сегодняшняя система не была нашим приоритетом, мы бы предпочли более простое решение. Но для налоговой системы стабильность является важной ценностью. Теперь, когда люди начали привыкать к новой налоговой системе, было бы глупо снова все полностью переделывать. Кстати, и классический прогрессивный подоходный налог предполагает годовой расчет налога, так что его простота лишь кажется таковой.

Но сегодняшняя система может быть более справедливой. В этом году мы достигли важной цели – минимальная зарплата не облагается налогом. Брать налог с минимальной зарплаты просто ненормально. Мы считаем важным в ближайшие годы шагнуть с этим принципом еще дальше и добиться того, чтобы не облагаемый налогом минимум рос вместе с минимальной зарплатой.

Учитывая быстрый рост зарплат, мы хотим поднять границу снижения освобождения от уплаты налога с сегодняшних 1 200 евро до 2 000 евро, что обеспечит 90 процентов работников по меньшей мере 500 евро не облагаемого налогом минимума.

Сегодня, спустя несколько лет, мы снова в Ида-Вирумаа, в Йыхви, всего в нескольких километрах от места, где 32 года назад я появился на свет. И это – подходящее время и место, чтобы поделиться еще одним наблюдением. Как в этом зале, так и за его стенами – замечательные жители Эстонии, которые любят свою страну и свое государство. Несмотря на то, что в большинстве случаев они выражают это русскоязычными словами «Я люблю Эстонию».

Они хотят, чтобы их дети выучили эстонский язык и не должны были доказывать, что на своей единственной родине они являются полноценными членами общества. Но они хотят и того, чтобы их дети сохранили общий язык со своими родителями. Давайте относиться к этому с пониманием. И вместо угроз «давайте закроем русские школы» предлагаю найти дружелюбное решение, как сделать так, чтобы эстонские и русскоязычные ребята учились вместе, и чтобы такое взаимодействие доставляло радость, а не вызывало протест или приводило к вражде. Именно такую модель Единой школы мы разработали под руководством Катри Райк при участии специалистов из сферы образования. И в следующем правительстве мы сможем шаг за шагом и взвешенно приступить к ее реализации.

Мы также хотим, чтобы у всех жителей Эстонии была связь с нашим государством в виде эстонского гражданства. Сегодня это еще далеко не так, но мы все же движемся в правильном направлении. По нашей инициативе с 2016 года дети, у родителей которых «серый паспорт», автоматически получают гражданство Эстонии.

Следующий шаг в этом правительстве, к сожалению, так и не был сделан, и мы верим, что его время придет во время следующей правящей коалиции. Чтобы все дети наших соотечественников, независимо от гражданства их родителей, могли начать свою жизнь гражданами Эстонии.

Их родители вольны в своем выборе, но дети не должны страдать из-за этого. Сегодня у нас тысячи детей, которых мы автоматически отдали в гражданство Российской Федерации. Они – наши дети, давайте считать их своими.

Мы также улучшили возможности по получению гражданства Эстонии взрослыми. В ближайшее время стартует разработанная нами программа так называемых договоров о гражданстве, которая даст желающим получить гражданство Эстонии возможность бесплатно учить эстонский язык и получить оплачиваемый учебный отпуск. Мы знаем, что тысячи людей хотели бы получить гражданство Эстонии, но нуждаются для изучения языка в небольшом импульсе и поддержке.

В Ида-Вирумаа мы вынуждены говорить и о горючем сланце. Звучащий в рамках научной дискуссии призыв прекратить в Эстонии добычу горючего сланца является вполне понятным. Безусловно важно, чтобы Эстония в течение ближайшего десятилетия полностью перешла на возобновляемую тепловую и электроэнергию. Именно это мы и обещаем в своей амбициозной программе по развитию окружающей среды. Но мы были вынуждены неоднократно призывать своих коллег к пониманию того, что речь не идет о закрытии сланцевых шахт и остановке заводов по производству сланцевого масла. По той простой причине, что для десятков тысяч человек это – единственный способ получать здесь за свой труд достойную зарплату. И в эти семьи приходит рождество, независимо от того, какого числа они их отмечают. И в этих семьях думают о том, как исполнить рождественские желания своих детей.

Уважаемые участники съезда! Каждая жизнеспособная организация обновляется. Это касается и социал-демократов. На этих выборах к нам присоединились десятки новых и ярких персон, так что мы можем смело заверить, что избирательные списки нашей партии не просто лучшие за всю нашу историю, но и лучше, чем у всех конкурентов. Это – мощная команда, которую мне выпала честь возглавлять!

Я хочу поприветствовать тех, кто в наших рядах впервые баллотируется в Рийгикогу. Марина Кальюранд, Рийна Сиккут, Индрек Таранд, Катри Райк, Андрус Ваарик, Моника Хауканымм, Мадис Каллас, Рой Страйдер, Меэлис Лухт, Кадри Кыусаар, Рене Таммист, Хельве Сяргава, Тыну Оя, Анастасия Коваленко и многие-многие другие. Спасибо, что вместе с нами высоко держите социал-демократическое знамя!

И я хочу поговорить о женщинах. О женщинах в политике. Если в прошлый раз среди первых номеров избирательных округов была лишь одна женщина – наша замечательная Хельмен Кютт, то сейчас – в четыре раза больше. В этот раз целая треть наших первых номеров – женщины. Более того, впервые в истории Эстонии у нас есть один округ – Ярва- и Вильяндимаа, где первая тройка кандидатов – женщины. Кая Каллас сказала, что женщин в политике мало. Это не так, просто основная часть женщин-политиков – с нами.

Друзья! Выборы пройдут через 77 дней. Эти выборы не будут легкими ни для нас, ни для остальных. Такого динамичного политического ландшафта и огнеопасной ситуации в Эстонии не было давно. И мы делаем все, чтобы быть на этих выборах успешными и продолжить построение социал-демократического общества в следующем правительстве.

Для этого нам нужно самоотверженное усилие каждого кандидата. Важны все наши 125 мужчин и женщин! У нас очень разные знания и опыт, но все мы верим в свободную и заботливую Эстонию.

И мы нуждаемся во вкладе каждого члена партии, поскольку только вместе мы – сила. Мы должны быть на этих выборах успешными не ради себя, а ради Эстонии. Наша миссия – свободная и заботливая Эстония, только мы стоим за свободу и возможности каждого из нас.

Да, мы не предлагаем на этих выборах войну. Мы не предлагаем самые большие плакаты и невыполнимые обещания. Наша кампания не сфокусирована на причинении вреда политической системе Эстонии и всему, чтобы было достигнуто нашей страной.

Мы предлагаем надежных и ярких кандидатов, опыт и экспертизу, продуманные и реально осуществимые решения. Решения, которые нужны для упрочнения долгосрочного успеха Эстонии. Мы призываем продолжать спокойно строить демократическое государство, которое вкладывается в обеспечение более равных возможностей для всех людей. Строить государство, в котором никого не оставляют в беде.

Чтобы никто не должен был выбирать между рождественским подарком для ребенка и необходимым лекарством. Чтобы уход за пожилым родственником не означал окончание карьеры его детей или снижение доходов семьи. Чтобы ребенок даже из самой бедной семьи мог учиться в лучшей школе. Чтобы и судья мог думать своей головой. Чтобы художник мог заниматься искусством, которое не обязано нравиться каждому. Чтобы врачебная помощь при необходимости была всегда доступна. Чтобы у каждого была свобода быть самим собой. Потому что на нашей любимой родине, в нашей маленькой Эстонии – ВАЖЕН КАЖДЫЙ!

Удачи нам, дорогие социал-демократы!